09:27 

Биографии персонажей

Жи-Дорагон (Ёшо, Куцый, Сукешин, Катаомос)

Ёшо был нищим менеджером, мечтавшим создать настоящий корейский бойз-бэнд в стране, населённой одними перегрузинами. Доля его была тяжела, но Ёшо не сдавался, он бродил по переходам и станциям метров в поисках талантливых корейцев или, хотя бы, просто корейцев. Так он нашёл Ниготика на станции метро, с этого и началась история великой группы Жи-Дорагон.
Все в группе были блондинами, потому что Ёшо постоянно обливал пееркисью их волосы, но после его смерти они вернулись к старому имиджу.
Группа распалась после того, как они не смогли поехать на евротелевидение. По-честному они должны были пройти, но поехала группа, состоящая исключительно из перегрузин. После этого менеджер Ёшо был уволен из студии звукозаписи, спился и умер от тоски. Они не смогли перешагнуть через это, и каждый пошел по своему пути.


Гакасути Сукешин.
Единственный кореец в корейской группе Жи-Дорагон. Вконец отчаявшийся Ёшо пошёл искать корейцев в тюрьму и там нашёл Сукешина. Ёшо попросил его напеть песенку про козлика. В итоге в Гакасути оказался настолько проникновенный голос, что Ёшо даже заплакал. Он сказал, что заберет Сукешина из тюрьмы, если тот согласится стать солистом. Гакасути ненавидел шоу-бизнес всем сердцем, но, взвесив все за и против, согласился.
Но потом Сукешин проникся идеей изменить мир с помощью своих песен и стал радеть за группу больше всех, поэтому ее распад сказался на нем сильнее остальных. Кстати, родился Гакасути в тюрьме, а своего дома у него не было, поэтому он остался там жить.
После распада группы Сукешин всё еще продолжал носить фансервисные шмотки, а потом еще с горя стал курить сладко пахнущую травку с розовым дымком. Из-за этого он часто видел галлюцинации. Однажды, когда он подрался с невидимым врагом, то сделал слишком резкий выпад и ударился глазом о камень. Под глазом образовался жуткий шрам, который Сукешин теперь ото всех прячет.

Катаомос Татамус.
Его родители были известными химиками и постоянно пропадали на работе. Катаомос, желая побыть с мамой и папой, однажды пробрался в лабораторию и надышался веселящего газа. Родители нашли его в состоянии "ржунимагу" и пытались оказать первую помощь, но не успели - мальчик впал в кому от смеха. Так он и лежал в коме, пока не наступил период полового созревания: органы, которым вдруг стало совершенно не до смеха, дали о себе знать. Тогда Катаомос и очнулся. Первым, что он увидел, стала молоденькая медсестра. Органы дали о себе знать еще больше. Воспоминания о веселящем газе решили не отставать от органов и тоже дали о себе знать. Катаомос заржал, глядя на собственный стояк. Медсестра, к несчастью, ничего поняла, и уволилась из больницы. Её образ Катаомос до сих пор хранит в своем сердце.
После увольнения медсестры Катаомос пытался её найти, но гормоны играли слишком бурно. А потом осчастливленные пробуждением сына родители дали ему попробовать веселящий газ. Снова. Пытались вышибить клин клином. В общем, хотели, как лучше, а получилась жопа. В итоге Катаомос совсем съехал с катушек, пустился во все тяжкие и начал менять женщин, как перчатки. На самом деле он не хотел их менять, но женщины, глядя, как он каждое утро ржет на собственный стояк, сменялись сами собой.
Расстроенный и опечаленный неудачами на любовном фронте, Катаомос ушел из дома и направился в Эдбилиси. Именно там, по его сведениям, находилось средоточие разврата всея Перегрузии - Шиёрава. Место, где примут, кого угодно - хоть со ржачем на стояк, хоть без.
О, как жестоко он ошибался.
Шиёрава действительно принимала, кого угодно - хоть со ржачем на стояк, хоть без. Конечно, если этот "кто угодно" имел деньги.
А Катаомос был гол как сокол. В прямом смысле. Уходя из дома, он не взял денег, не подумал о сменной одежде, а запасные трусы вообще продал за хачапури.
В таком виде его и встретил Ёшо, на тот момент уже имевший в наличии 3-х участников будущей корейской группы. Он не собирался брать четвертого, но голый Катаомос, который сидел на мостовой и заливисто смеялся, глядя, собственно, ТУДА, привлек его внимание.
Ёшо сел рядом, посмотрел ТУДА и не испытал ничего, кроме отвращения.
Катаомос захохотал.
Ёшо посмотрел еще раз. Ощущения были те же, но под смех стало как-то... Приятнее, что ли.
Катаомос захохотал еще громче.
ТУДА вдруг стало походить на Пизанскую башню. Ёшо растаял - в Пизе он был всего один раз, но успел глубоко впечатлиться итальянской архитектурой.
Катаомос внезапно вскочил и воскликнул на чистейшем английском: "Секшуал революшн!"
Именно эта фраза и определила присутствие Катаомоса в группе. В конце концов, каждый уважающий себя корейский бойз-бэнд обязан в совершенстве знать пару английских слов.

Куцый.
Название Жи-Дорагон так нравилось Куцему, что он решил основать банду не абы каких гопников, а именно жидов. А вообще он все еще мечтает сделать музыкальную карьеру - только взять имя Жи-Дорагон как сольное и читать куцорэп.
Куцый решил бороться с ущемлением прав жидов, но потом, когда он через некоторое время встретился с Ниготиком, то понял, что должен расширить свое видение межнациональной проблемы в Эдбилиси. К тому же тогда он увидел Корягу, и у него вспыхнуло чуйство. Она возродила в нем стремление к самореализации другим путем, но прошлое так просто не отбросить. Да и жидов он уже не может оставить, он должен заботиться и о них тоже, потому что они ему теперь как семья. И теперь у него внутренний конфликт на этой почве.
Мечтой всей его жизни было петь в опере настоящие куцопартии. Но его мечта разбилась о суровую реальность: там могли выступать только перегрузины. Это стало последней каплей и Куцый обиделся.

@темы: Матчасть

   

გადატვირთვისას ქრონიკა

главная